Древний Рим: Республика

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Карфаген

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Организация и вооружение карфагенской армии

Большую часть сражавшихся за Карфаген солдат составляли наемники-чужеземцы, однако ядро войска — как пешего, так и конного — состояло из воинов смешанного ливийско-финикийского происхождения. Полибий, который сообщает об этом, не указывает, однако, сколько их было. Возможно, что ответ на этот вопрос находится во встроенных в стены Карфагена казармах, о которых писал Аппиан. Они предназначались для 20 000 пехотинцев и 4 000 всадников. В IV в. до н.э. у Карфагена было народное ополчение, включавшее и Священный отряд в 2 500 человек, однако после сокрушительного разгрома в сражении при реке Кримис в 339 г. до н.э. он был расформирован. С этого времени Карфаген полностью вверил свою защиту наемникам.

Еще сравнительно недавно нам ничего не было известно о том, какими доспехами пользовались карфагеняне, однако несколько лет назад в Хемту, Тунис, были раскопаны руины сооружения, украшенного фризом с изображением панцирей и щитов. Панцири эти почти наверняка были на самом деле кольчугами, очень похожими на те, что носили военачальники в эллинистических государствах. На фризе представлено два типа щитов — овальной формы, каким пользовались кельты и испанцы, и круглый; последний был доселе неизвестен. Он круглой формы и чем-то напоминает аргивский щит, но со вставленным в центр круглым диском и закругленной внутренней частью обода, тогда как у аргивского щита она образует угол к плоскости. Щиты эти очень похожи на грубые изображения нумидийских щитов на колонне Траяна и на североафриканских надгробиях; вероятно, именно этим типом щита пользовались нумидийские всадники. Однако на памятнике из Хемту они изображены как трофеи, и, вероятно, это были захваченные доспехи. Возможно, это был памятный знак, tropaeurn, построенный в честь победы нумидийцев и их римских союзников над карфагенянами в 146 г. до н.э. Если это действительно так, то тогда круглые щиты должны были принадлежать ливо-финикийской фаланге.

Ливо-финикийская пехота формировала фалангу македонского типа, которая, если понимать Полибия буквально, была организована в «спейры». Возможно, назывались эти подразделения как-то иначе, но они, несомненно, были того же размера. Фалангиты должны были пользоваться типичным оружием эллинистического пешего воина. В нескольких случаях Полибий говорит о легковооруженных копейщиках Ганнибаловой армии. Они использовались там, где обычно применялись легковооруженные войска. С одной стороны, речь здесь могла идти о более легковооруженных воинах, стоявших в задних рядах, с другой же — отражать тот факт, что только тяжелая пика делала фалангита таким неуклюжим. После битвы при Тразименском озере (217 г. до н.э.) Ганнибал снабдил своих африканцев лучшими из захваченных у римлян доспехов — кольчугами, и все же Полибий продолжает говорить о легковооруженных копейщиках. Таким образом, он не подразумевает под ними легкую фалангу, как предполагали многие.

На скульптурном изображении карфагенского гребного судна есть штандарт, увенчанный диском и полумесяцем. Этот символ встречается настолько часто, что можно предположить, что он был штандартом Карфагена. Вряд ли можно считать простым совпадением тот факт, что эти же знаки появились на значках римских манипулов времен империи — возможно, римский signum ведет происхождение именно от них.

Основную часть карфагенской армии составляли наемники-чужеземцы — кельты, испанцы, жители Балеарских островов (знаменитые пращники), лигурийцы, греки (в основном беглые рабы и дезертиры); больше всего там было североафриканцев. На все эти войска должна была распространяться принятая в Карфагене дисциплина, и следовало бы ожидать, что командовали ими карфагенские военачальники. Однако из рассказа Полибия об осаде Лилибея в ходе I Пунической войны ясно следует, что служили наемники под командованием своих собственных офицеров, потому что старшие командиры наемников, попытались предать город в руки римлян. Вероятно, карфагеняне осуществляли командование на среднем (батальонном) уровне — подобно римлянам времен поздней республики. Выдающийся успех армии Ганнибала, которая на 50 процентов состояла из кельтов, во многом обязан именно этой карфагенской системе. Она не пыталась ввести однообразие — каждое племя сражалось в соответствии с собственными традициями, и вводить в бой его требовалось так, чтобы извлечь из этого максимальное преимущество. Не менее примечательным было отношение армии к своему полководцу: несмотря на свое разношерстное происхождение, войска 15 лет служили Ганнибалу, не предпринимая ни малейших попыток мятежа. Постыдная история, рассказанная Диодором — что Ганнибал якобы приказал перебить тех наемников, кто не отправился с ним в Африку, — полная выдумка. Он просто не мог переправить туда хоть сколько-нибудь значительное количество своих людей, потому что не имел флота. Причем даже при наличии большого количества кораблей он не смог бы избежать нападений римского флота. Вероятно, римляне предложили большей части оставшейся Ганнибаловой армии какое-то соглашение, а затем перебили их.

Помимо ливо-финикийской фаланги и большого числа африканских отрядов, которые набирал Карфаген, на службе у него находилась нумидийская конница, о которой стоит поговорить особо. Территория Нумидии примерно соответствует современному Алжиру. В те времена в Северную Африку еще не был завезен верблюд, зато была повсеместно распространена лошадь. Кочевые племена практически всю жизнь проводили на коне. Они не использовали ни удил, ни поводьев и ездили без седла. Подобно американским индейцам, эти воины представляли собой превосходную легкую конницу. Фактически они были столь хороши, что тот, кому они служили, мог выиграть войну за Северную Африку. Самым большим достижением Сципиона Африканского было то, что в конце войны с Ганнибалом ему удалось убедить нумидийцев перейти на сторону римлян. Эта смена сторон окончательно решила дело.

Когда в конце II в. до н.э. римляне вступили в войну с нумидийцами, последние оказались настолько опасным противником, что погубили карьеру множества римских полководцев: нумидийцев никак не удавалось разбить окончательно.

Нумидийская конница была бесполезна в качестве ударной силы, но, подобно этолийцам, они были превосходными застрельщиками и преследователями отступающего противника. В битве при Каннах они не смогли разгромить конницу римских союзников, но, как только кельты и испанцы сделали это, нумидийцы бросились в погоню.

Нумидийцы были похожи на конных пельтастов. Их тактика заключалась в том, чтобы подобраться к противнику, метнуть дротики, а затем отойти, не вступая с ним в тесный контакт. Карфагеняне постоянно пользовались ими при необходимости оттеснить врага на неудобные позиции или подвести его к засаде. На колонне Траяна в Риме нумидийцы изображены преследующими даков. На лошадях нет ничего, кроме ремешка вокруг шеи. Всадники в коротких туниках носят круглые щиты, но не имеют доспехов. В относящейся ко II в. до н.э. гробнице человека из высшей знати в Эс-Сумаа в Алжире нашли железные наконечники дротиков и меч с клинком примерно в 60 см длиной.

Вторыми после африканцев ставили карфагеняне испанцев. Они происходили из юго-восточной Испании и были скорее всего кельтиберами — племенем смешанного кельтско-испанского происхождения. Испанская пехота и конница составляла малую, но очень важную часть армии Ганнибала. Из 20 000 пехотинцев, достигших Италии, 8000 были испанцами. Существовало три типа пеших воинов, объединенных под общим названием «испанцев», — мечники, метатели дротиков и пращники. Последние происходили с Балеарских островов, расположенных у восточного побережья Испании, и были знамениты своим умением метать тяжелые камни. Полибий говорит, что у мечников были большие щиты кельтского типа и короткие колюще-рубящие мечи. Носили они белые туники, окаймленные пурпурной полосой. На скульптурных изображениях из Осуны, в южной Испании, изображены воины, хорошо соответствующие описанию Полибия. Второй тип пехотинцев, который, вероятно, составляли метатели дротиков, упоминается у Диодора. Вооружены они были круглыми щитами и, возможно, представляли собой то же самое, что легковооруженные отряды, которые Цезарь называет цетратами. Ливий использует это слово при описании пельтастов армии Филиппа V. Их изображения также можно встретить на осунских рельефах — на их щитах есть расположенный в центре умбон, а сами воины одеты в просторные туники чуть выше колена.

Испанский меч обрел бессмертие после того, как его взяли на вооружение римляне. Меч легионера, gladius hispaniensis, был прямым остроконечным мечом (5). Однако наиболее распространенным в Испании типом оружия была изящно изогнутая фальката (4). Это был колюще-рубящий меч, приблизительная длина клинка которого составляла всего около 45 см. Судя по фрагменту статуи (его на рисунках нет), этот меч помещался на левом боку. Иногда к его ножнам прикреплялся короткий нож.

Найдено много кинжалов (6, 7), которые были предшественниками римского кинжала. Испанцы пользовались также коротким пилумом, но самым необычным их оружием был саунион (1). Это был дротик с зазубренным наконечником, который целиком изготовлялся из железа.

Некоторые воины, изображенные на осунских рельефах, носят поразительный головной убор, украшенный гребнем. Греческий географ Страбон писал, что иберийцы носили изготовленные из жил шапки, и это описание больше всего подходит к изображению, а гребень доказывает, что это не могли быть волосы солдата. Эти колпаки очень похожи на те, что есть на скульптурах из южной Франции. Шапки, помеченные номерами 12 и 13, должно быть, представляют собой упрощенный вариант такого колпака. Носили их цетраты. Известны находки нескольких бронзовых шлемов, но они очень редки.

Современному читателю испанская конница, так же как и римская или кельтская, может показаться несколько странной — очевидно, эти всадники зачастую сходили с коней и сражались пешими. Иногда они могли ехать вдвоем на одной лошади, при этом перед битвой один из воинов соскакивал. У испанских всадников были маленькие круглые щиты с расположенной в центре ручкой, похожие на те, что были у цетратов.

Всадник на изображении одет так же, как пешие воины, и, вероятно, головной убор у него того же типа. В правой руке он держит фалькату.

Лошадь имеет уздечку и потник, который удерживается на месте одной подпругой. На статуях иногда можно разглядеть что-то вроде седла эллинистического типа. Удила были нескольких типов. Самые распространенные имели трензельные кольца (23) либо псалии в форме полумесяцев.

Судя по многочисленным изображениям слонов на карфагенских монетах, боевые животные, которые использовались в пунических армиях, принадлежали к африканской разновидности. Карфагеняне охотились на лесных слонов в Марокко, а также на окраине Сахары, в оазисе Гадамес, что в 800 км южнее Карфагена. Эти слоны появились в первой войне с Римом, при осаде Агригента в 262 г. до н.э., и выставляли их против как пехотинцев, так и конницы.

Слоны произвели сильное впечатление на римлян, и в течение долгого времени те не осмеливались противостоять им. В 255 г. до н.э. слоны буквально втоптали в грязь легионы Регула в битве на Баградских равнинах. Но в 250 г. при осаде Палермо римлянам удалось захватить нескольких животных, и они наконец вновь обрели уверенность в себе. У этих слонов, как и у более крупных африканских саванных слонов, есть прогиб на спине, так что карфагеняне ездили на них верхом, как на лошади.

Источник:

Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. «Эксмо-Пресс». Москва, 2000.
Перевод: С. Лопухова, А. Хромова.

0

2

Рис. 1
Фриз с изображением карфагенского оружия с триумфального памятника, обнаруженного в Тунисе. Возможно, изображенный панцирь — на самом деле кольчуга, Щит справа — североафриканского типа; таким могли пользоваться в ливо-финикийской фаланге.

0

3

Рис. 2
Южноиталийская терракотовая статуэтка, изображающая раненого нумидийского всадника. Лувр.

0

4

Рис. 3
Реконструкция облика нумидийского всадника, сделанная на основе рельефов с колонны Траяна и описания Полибия. На лошади нет ни узды, ни поводьев, и всадник управляет ею только ногами, Нумидийцы, лучшая легкая конница античного мира, очень походили на американских индейцев XIX в. Они не годились на роль ударных войск, но были отличными застрельщиками и безжалостными преследователями отступающего противника. Хотя в битве при Каннах нумидийцы не смогли разгромить римскую конницу, они немедленно бросились в погоню за ней, как только испанцам и кельтам удалось обратить ее в бегство.

0

5

Рис. 4
Нумидийские всадники, изображенные на колонне Траяна. Все снаряжение лошади ограничивается ремешком на шее, который застегивает на ней изображенный в правом верхнем углу всадник. Хотя размер лошадей явно преуменьшен, эти животные были невысокими — не больше современных крупных пони. У всадников были щиты североафриканского типа, что подтверждается несколькими грубыми скульптурными изображениями из Северной Африки

0

6

Рис. 5
Испанское вооружение IV—II вв. до н.э.
1 — саунион — тяжелый железный дротик с зазубренным острием. Из Альмединильи.
2 — наконечник дротика типа пилума из Аркобриги.
3 — наконечник копья из Альмединильи (Кордова).
4 — фальката (falcata) из Альмединильи.
5 — прямой колюще-рубящий меч (gladius hispaniensis) из Агвила-де-Ангвита.
6 — кинжал из Альмединильи.
7 — испанский кинжал из Нуманции.
8 и 9 — подтоки копий.
10 — нож такого типа прикреплялся к ножнам фалькаты.
Все оружие изображено в масштабе 1:8.
11 — надгробие испанского наемника, обнаруженное в Тунисе, на котором изображены его щит, шлем, меч и два копья.
12—15 — рельефы из Осуны в южной Испании.
12 — мечник со щитом кельтского типа и в головном уборе из жил.
13 — головной убор того же типа.
14 — воин с испанским щитом, фалькатой и в колпаке из жил.
15 — колпак такого же типа.
16 — воин, изображенный на вазе из Лирии.
17 — бронзовая фигурка испанского всадника III в. до н.э. в головном уборе из жил. Он вооружен круглым щитом и фалькатой. Музей Валенсия де дон Хуан. Мадрид.
18 — вид спереди на фигурку, позволяющий разглядеть, как держали такой щит, а также широкий пояс воина.
19 — скульптурное изображение лошади, на котором видны удила и потник. Из Эль-Сигаррелехо. IV в. до н.э. Собрание Ср. Э. Куадрадо, Мадрид.
20 — реконструкция облика испанского всадника времен Ганнибала. Он носит головной убор из жил и белую тунику, окаймленную темно-красной полосой. Он вооружен круглым щитом с расположенной в центре ручкой, копьем и фалькатой.
21 — реконструкция облика испанского пехотинца времен Ганнибала. В начале своей кампании карфагенский полководец собрал их более 70 000, они служили основным «расходным материалом». На пехотинце украшенный гребнем из конского волоса колпак из жил и отороченная темно-красным белая туника. У него есть кельтиберский овальный щит с вертикальным ребром, копье, саунион и фальката. Вместо последней он мог быть вооружен обоюдоострым прямым испанским мечом.
22 и 23 — два типа испанских удил, найденные в Агвила-де-Ангвита в южной Испании.

увеличить

0

7

Рис. 6
Реверс карфагенской монеты времен Ганнибала с изображением африканского слона, которого легко узнать по большим ушам и спине с прогибом. Из Картахены.

0

8

Война на море

Флот Карфагена

Благодаря своему могучему флоту Карфаген контролировал воды западной части Средиземноморья. Из Полибия мы знаем, что основным боевым кораблем карфагенян в III в. являлась квинквирема, хотя использовались также триремы и квадриремы. В одну из флотилий в качестве флагмана входил также «семирядный», отбитый у Пирра при его нападении на Сицилию.

Военная гавань в Карфагене вмещала 200 кораблей, но в ходе первой Пунической войны карфагенский флот зачастую далеко превышал эту цифру. В 256 г. Карфаген спустил на воду флотилию в 350 палубных боевых кораблей. Скорее всего в распоряжении Карфагена имелись и вспомогательные флотилии, постоянным местом дислокации которых были Палермо и Лилибей. Нельзя также не учитывать военную гавань, обнаруженную в ходе раскопок на территории ранней карфагенской колонии Мотия на острове у западного побережья Сицилии, уничтоженной Дионисием I в 397 г. до н.э.

Одной из самых примечательных особенностей флотилий Карфагена и Рима в III в. до н.э. было то, что корабли сооружались на удивление быстро. В 261 г. до н.э. римляне построили свой первый флот из 120 кораблей за два месяца. Семь лет спустя была создана вторая флотилия из 200 кораблей — за три месяца. В 1971 г. на мелководье чуть севернее Лилибея был обнаружен корпус карфагенского судна. Этот корабль и еще один, найденный неподалеку, как следует из датировки по радиоуглероду, относятся к периоду первой Пунической войны. Клейма разных корабельных плотников на шпангоутах, сохранившиеся до наших дней, наводят на мысль о том, что детали производились в «массовом порядке»; это, безусловно, объясняет скорость постройки.

Здесь приводятся некоторые фрагменты двух кораблей из Лилибея: корма первого из обнаруженных судов (1) и часть тарана второго судна (2). Киль сделан из клена, шпангоуты из дуба, а обшивка и клыкообразные части тарана — из сосны. Обшивались корабли вгладь, то есть сперва крепилась наружная обшивка, а затем вставлялись шпангоуты. Доски соединялись при помощи плоских деревянных шипов, которые удерживались на месте деревянными же нагелями. Все корабли Средиземноморья, обнаруженные до сих пор, собирались именно так. Доски прибивались гвоздями к шпангоутам с внешней стороны, и гвоздь загибался внутрь. Стыки уплотнялись чем-то вроде шпатлевки, а затем корпус обшивался свинцовыми листами, а таран оковывали бронзой. Археолог Онор Фрост считает, что оба этих корабля представляли собою либурны (liburnae), разновидность легких и быстрых кораблей, использовавшихся иллирийцами. Можно предположить, что

Филипп V заимствовал этот тип кораблей в ходе второй Пунической войны. Однако в литературе нет подтверждений тому, что Карфаген использовал либурны в III в. Быстрый легкий корабль, принадлежавший Ганнибалу, — «Родосец», то и дело прорывавший римскую блокаду Лилибея, — являлся квинквиремой. К такому заключению можно прийти, зная, что римляне построили флотилию квинквирем, используя «Родосец» в качестве образца. Даже если не принимать во внимание этот факт, размеры корабля из Лилибея — приблизительно 35 м в длину и 5 м в ширину, не считая планшира, — очень велики. Корабельные сараи в Карфагене, скорее всего рассчитанные на квинквиремы, в ширину достигали только 5,9 м.

Корабли Лилибея, от которых сохранились только кили, интерес представляют главным образом своим устройством. Именно оно было принято во внимание при реконструкции квинквиремы, изображенной ниже. Судовые надстройки воспроизведены по карфагенской монете из Испании и резному изображению из Карфагена (оба приводятся здесь же). И там и тут ясно виден планшир — сразу за рымом, с возвышающейся над ним палубой. На монете изображены овальные щиты, вне всякого сомнения, кельтиберийские, закрепленные на ремнях вдоль поручней. Таран, присутствующий и там и тут, соответствует греческому типу; он крепился на днищевом стрингере. Та разновидность, что обнаружена среди обломков в Лилибее, скорее напоминает тараны, изображенные на колонне Траяна; отсюда можно предположить, что корабль и впрямь является либурной.

Утверждая, что на борту карфагенского флота из 350 кораблей находилось 150 000 человек, Полибий подразумевает, что экипаж карфагенских кораблей численностью равнялся команде римских судов того же периода: 300 матросов и 120 воинов. По поводу способа гребли на карфагенской/римской квинквиреме мнения резко расходятся. Со всей определенностью можно утверждать, что весла располагались не в один ряд, по пять гребцов на одно весло, как предполагает Тарн; равно как и не в пять рядов. На сохранившихся изображениях времен римской республики видно, что весла располагались двумя и тремя рядами.

Трирема оснащалась 170 веслами; причем 62 гребца размещались на верхнем ярусе и по 54 — на каждом из нижних ярусов. Обнаруженные при раскопках корабельные сараи показали, что квадриремы и квинквиремы размерами почти не отличались от трирем. Тем большей неожиданностью явился тот факт, что оснастить веслами квадрирему обходилось дешевле, нежели в случае триремы. На это указывали Моррисон и Уильяме в книге «Греческие гребные суда». Авторы пришли к единственному возможному выводу: по количеству весел квадрирема уступала триреме. Отсюда следует, что весла размещались лишь в два ряда, причем на каждое весло приходилось по два гребца. Исходя из этого, естественно заключить, что на квинквиреме весла размещались тремя рядами, причем на верхних ярусах, там, где корпус всего шире, на одно весло приходилось по два гребца, а на нижнем ярусе — по одному гребцу на весло.

Поскольку экипаж триремы насчитывал 200 человек, из которых 170 были гребцами, разумно предположить, что из 300 человек экипажа квинквиремы 270 составляли гребцы. Реконструированная модель оснащена 112 веслами (по 2 гребца на каждое, причем 58 весел расположены на верхнем ярусе и 54 — на втором), плюс 46 весел (по одному гребцу на каждое) на нижнем ярусе. Таким образом, общее число гребцов достигает 270.

Гавани

Крупная «двойная» гавань III в. (одна ее часть считалась торговой, другая — военной) находилась в Карфагене. Ее описал греческий историк Аппиан, возможно, опиравшийся на утраченную часть истории Полибия. Эти две гавани, размещенные одна позади другой, друг от друга отделяла двойная стена. Первый из портов принимал торговые суда. Вход в него, шириной около 20 м, при необходимости перегораживался железной цепью. Военная гавань размещалась за торговым портом, через который и выходили в море военные суда.

В центре военной гавани находился остров, на котором располагалась ставка командующего флотом, возвышаясь над окрестными зданиями и фортификационными сооружениями, так что командующий имел возможность наблюдать за морем. Вдоль острова и самой гавани тянулись корабельные сараи и склады, рассчитанные на 200 кораблей. У входа в каждый сарай высилось по две колонны, что придавало как гавани, так и острову вид одного сплошного портика.

В юго-восточной части бывшего места расположения Карфагена находятся два водоема: один — в форме подковы, другой — ромбовидный. Долгое время считалось, что именно здесь в древности находились гавани. Но за последние годы на этот счет возникли изрядные сомнения. Уже в 1976 г. французский специалист по Карфагену, ныне покойный Пьер Синта, опубликовал второй том своего труда «Manuel d’Aicheologie Punique», в котором пренебрежительно отзывается об описании Аппиана, а также и о предположении о том, что, дескать, два водоема находятся на месте древних гаваней. Но еще до того, как книгу сдали в набор, группа британских археологов под руководством доктора Генри Херста начала раскопки в центре «подковы». Пьер Синта скончался в июле 1974 г., так и не увидев первых результатов этих раскопок, подтвердивших, что военная гавань в самом деле находилась именно здесь, как и следует из описаний Аппиана. В центре «подковы» доктор Херст обнаружил фундамент огромного строения, от которого во все стороны лучами расходились ряды прямоугольных каменных глыб. Эти ряды, отстоящие друг на друга на 5,9 м, не могут быть ничем иным, кроме как основаниями корабельных сараев, а центральное здание — это ставка командующего флотом.Более ста лет назад французский археолог Беле нашел такие же ряды каменных плит в северной части водоема. Была обнаружена также и северная оконечность римской гавани более поздних времен. Если она совпадала с расположением более древней, то, следовательно, в окружности гавань составляла более 1 100 м: на такой площади вполне возможно разместить 160 корабельных сараев. Поскольку на острове их 30, свидетельство Аппиана о том, что сараи были рассчитаны на 200 кораблей, вполне подтверждается.

Источник:

Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. «Эксмо-Пресс». Москва, 2000.
Перевод: С. Лопухова, А. Хромова.

0

9

Рис. 1
Карфагенская монета из Испании с изображением носа корабля (ок. 225 г. до н.э.).

0

10

Рис. 2
Резное изображение передней части корабля (Карфаген). Обратите внимание на штандарт с диском и полумесяцем.

0

11

Рис. 3
1 — часть корпуса первого из карфагенских военных кораблей, обнаруженных близ Тибея в Сицилии.
2 — фрагмент тарана второго из кораблей.
А — способ соединения обшивки на шипах и нагелях.
В — способ крепления обшивки на шпангоутах при помощи гвоздей.
C, D — фрагменты киля.
Е — фрагмент кормового шпангоута.
F — фрагмент пятого шпангоута; видны также планки обшивки, прибитые к шпангоуту и килю.
G, Н — фрагменты тарана.
3 — реконструированная квинквирема, вид сбоку, без свинцовой обшивки на корпусе и бронзовой — на таране.
4 — обшитый металлическими листами корабль; вид спереди.
5, 6 — фрагменты корабля, демонстрирующие расположение гребцов.

0

12

Рис. 4
Вид с воздуха на окрестности карфагенской гавани с двумя запрудами в форме подковы и в форме ромба. Места, где затонули внешние причалы и волнолом, обозначены темно-синим. Раскопки и исследования подтвердили истинность описаний греческого историка Аппиана.

увеличить

0

13

Рис. 5
Реконструированный план острова в военной гавани Карфагена по раскопкам доктора Херста. В центре — ставка командующего флотом. Пунктиром обозначены корабельные сараи, черным цветом — сохранившиеся развалины.

0

14

Рис. 6
Вид в разрезе на реконструированный корабельный сарай в Карфагене.

0

15

Рис. 7
Реконструкция военной гавани в Карфагене, сделанная на основе чертежей доктора Г. Р. Херста и С. К. Гибсона.

0

16

Очень интересный материал, но зачем его копировать из Коннолии   http://www.mysmiles.ru/super_smilies070.gif

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC